Рустем Зарипов - публицист, автор стихов, рассказов, популярных песен (слова и музыка)

воскресенье, 29 мая 2011 г.

Думы на пороге

"Звезда Поволжья"№15 (17-23.04.08)

Есть такое словосочетание «утечка мозгов». Откуда и куда они держат путь, постараемся выяснить. В колхозе появляется новый председатель, человек со стороны, и первым делом старается избавиться от тех, кто слишком много «знает», лезет, куда не спрашивают, добивается правды, ссылаясь на букву закона и.т.д., то есть у кого есть мозги. Районное начальство, пришедшее со стороны, также наваливается на самые авторитетные и талантливые местные кадры за то, что те не падают ниц при виде не только «высокого районного начальства», а сохраняют достоинство и при встрече с людьми рангом повыше, несмотря на то что «высокий районный начальник» при них держит себя, как мальчишка на побегушках. Та же схема работает и в городе, и далее везде. Мозги утекают туда, где больше демократии. Один высокий чин как-то заявил, что демократия либо есть, либо ее нет, якобы нельзя быть немного беременной. На мой взгляд, шутка плоская, а демократия в России есть, но везде по-разному искалеченная… В какой-либо деревушке у нее может быть первая, где-то - вторая, а кое-где может быть и третья группа инвалидности. То есть состояние демократии на местах определяет вектор направления побега мозгов, а также умелых рук… Мозги и руки перераспределяются не только внутри страны, они уходят и за рубеж, поскольку железный занавес нынче пока остается открытым.

Случилось так, что пришлось обивать порог одного высокого здания, где встретился со своим старым знакомым, ведущим инженером уважаемой организации, в форме охранника. Оказывается, в той организации, где он частенько внедрял в производство свои рационализаторские предложения, сменилось руководство, и на место прежнего начальника, который был на ты с таблицей умножения, пришел другой, который хорошо разбирается с таблицей деления… И первым делом решил обзавестись еще одним личным шофером и еще одной красавицей секретаршей, поступил рационально, сократил штаты инженеров. Но моему знакомому повезло, он не остался на улице, нашелся какой-то влиятельный родственник и устроил его на новое место охранником. Это раньше охранники в полушубке деда Щукаря с берданкой на плече стерегли народное добро снаружи в стужу и слякоть. Теперь другое дело, у них шикарная форма, они в тепле, уюте, и лица лоснятся, и держат они себя с посетителями жестко и строго, словно надзиратель с арестантом. А как же, ведь они на передней линии борьбы с террористами, ваххабитами и тому подобными…

Знакомый меня не пропустил, однако продиктовал текст заявления и указал дорогу в бюро по выдаче пропусков. Дядя, который его сюда устроил, разъяснил ему, что быть охранником - это первый шажок к сближению с «телом». Оказывается, их армия, миллионы, и ими заняты не только все офисы, банки, почты и телеграфы, но и дворцы мэрий и всевозможных больших и малых президентов. В недемократических странах быть ближе к «телу» - это главное. А кто прежде всего ближе к «телу»? Это челядь, личные служанки, шоферы, телохранители (это высшая каста в иерархии охранников), различные дамы, которые служат душой (стучат куда надо) и телом…

Недавно новые сослуживцы поведали ему одну историю. Один талантливый парень со студенческой скамьи ходил в оберегаемую ими организацию, исполнял мелкие, простые поручения. Далее стал браться за более сложные дела, и у него все получалось. После окончания вуза его зачислили в штат. Парень проработал год, второй, третий. Женился. Родился сын. И в этот счастливый момент, так сказать, в год семьи в его должность «влюбился» родственник какого-то телохранителя. Видимо, то «тело» было значимым, молодого отца решили поздравить с прибавлением, видимо, по сложившейся этике, то есть попросили написать заявление по собственному желанию. Родственник тот, придя на живое место, приступил к новым обязанностям, а тот, кто неожиданно оказался лишним на этом жизненном празднике, еще что-то рыпается, хочет, чтобы в его трудовой книжке значилась другая мотивировка. Добивается, чтобы написали «в связи с реорганизацией».

В некоторых газетах, в том числе и в нашей любимой, люди пылко критикуют высокое начальство за то, что те обзавелись кланом, тащат наверх весь свой род. Но кланы есть и в демократических странах. У Буша, у Кеннеди, к примеру. Все это естественно. И не это страшно. Страшно то, что наряду с родственниками вверх взбираются челядь и тьма родственников этой черни. То есть абсолютные ничтожества занимают мало-мальски привлекательные места в обществе, и в конце концов вожжи власти, по сути, оказываются в их руках, что является самым сильным стимулом утечки мозгов.

Спрашиваю своего знакомого, а что если ему не удастся ни на миллиметр приблизиться к «телу» с того порога, где он сейчас стоит. Что он собирается предпринять? Оказывается, некоторые новые знакомые находят себе отдушину в криминале. Но его не прельщает такое нравственное падение. Его приглашают бывшие сокурсники, друзья в Сибири, Москве, Нижнем Новгороде, на работу по специальности. А ведь и раньше, еще в ханские времена, много татарской знати, имеющей мозги, уходило в русские города. Наша татарская государственность пала прежде всего не из-за злобы Ивана Грозного, а из-за мозговой недостаточности. И существующая республика наша также может плохо кончить по той же причине. Обидно за нее, конечно, однако я все же посоветовал знакомому уехать и поскорее. Куда? Туда, где с демократией получше.

Где нет демократии, диктует, по сути, мелюзга, живущая с программой перевода Большого Мира на микромир, соразмерный своему духу, хотя бы в отдельно взятом регионе, а наличие такой ГАЗЕТЫ там, с зияющей вершиной ПРАВДЫ, как «ЗВЕЗДА ПОВОЛЖЬЯ» - это нонсенс, который многим дарит надежду на лучшее…

Мемориал мечты


Каждый вечер одно и то же, идешь домой немного уставший и слегка поддавший и после скромного ужина всухомятку, оседлав старый диван, обращаешь свой тусклый взор на экран телика. Я и в духовном плане всеяден, не делю передачи на клевые или туфтовые, а смотрю подряд, пока сон не одолеет.
И вот однажды во время очередного такого приема духовной пищи, заснув, вижу во сне себя опять же в качестве телезрителя. Но в отличие от яви идут великолепнейшие передачи на татарском языке!
Показывают репортаж из Ирака: разрушенные дома, горящие машины, стрельбу, плач, крики, дым и трупы… И вдруг на экране появляется американский президент, грязный, растерянный и говорит: «Без булдырмыйбыз!» (то есть “мы не можем”.)
Нажимая на пульт, выхожу на другой канал, где криминальная хроника. Генерал в милицейской форме с прищуром киноактера Жарова рассказывает, как поймали троих злоумышленников, потенциальных насильников одиноких бабушек с помощью подсадных старушек. Оператор показывает лица арестованных, которые хором оправдываются: «Без булдырмыйбыз!».
Далее переключаюсь, попадаю на канал, где сидят мужики в телогрейках и галстуках, болтают о разном.
Один разоряется о пользе ТСЖ. Говорит, что у него отец в свое время организовывал колхозы. А ему, мол, выпала доля организовывать “колхозы” своего времени, то есть ТСЖ.
Снова нажимаю на кнопку и выхожу на прямую трансляцию заседания мэрии?! Слово берет ответственный чиновник по топонимике. Оказывается, еще не полностью перевелись граждане г. Казани, которые не только не разуверились в справедливости властей в стране и далее везде, в том числе и по национальному вопросу, а даже смеют мечтать про наступление межнационального паритета в названиях улиц, магазинов, ресторанов и т.д. И чиновник-интернационалист излагает свое видение проблемы.
- Сами понимаете, Казань - столица Татарстана, который интегрирован в Россию буквально во всех отношениях, что побудило и латиницу запретить на законодательном уровне и, наверное, скоро введем “Божий закон” в качестве нового предмета в программу школьного образования. Конечно, в такой ситуации весьма похвально, как говорится, стремление к отечественным гробам, то бишь к названиям на родном языке. Но поймите правильно, мы живем пока что в республике, и прав, присущих бандустанам, у нас все же не имеется. Но, несмотря ни на что, мы, как говорится, смотрим в будущее с оптимизмом. Допустим, в стольном граде Казани полно баров. А на татарском языке «бар» означает «есть». А ведь могли нам позволить иметь только интернациональное наименование «кафе».

То есть повсеместное наличие баров - это реальный результат упорной борьбы Казани с Москвой. Давайте обратимся к названию «Эдельвейс». Фронтовики, а также кто в школе немного изучал немецкий, знают, вайс означает белый. А «Эдель» здорово напоминает татарское название Волги - Идель. Как видите, проявляя красноармейскую находчивость, мы сумели хотя и зашифрованно, сохранить приятное духу татар название - Агидель (Белая), о которой так много сложено народных татарских песен… А улица Шуртыгина? Я точно знаю, есть у нас слово “шыртык-портык”, что означает рухлядь. И поэтому название переулка, что выходит на улицу “Аделя Кутуя”, ласкает татарский слух.
А УНИКС? Она слышится, кто не глухой, “уникесе”, что означает на чистом татарском “двенадцатое”. В разные годы в хоккейную команду были приглашены игроки с фамилиями Япанчинцев, Чупин. Чупин звучит как Мусоргский на нашем. А для Япанчинцева и перевод не нужен, так как япанча, ябынча - это плащ. А куда денете главную улицу Баумана? Она же наполовину звучит вполне по-татарски, так как «бау» означает «веревка».
Извините, у нас и Госсовет переведен на татарский язык только наполовину. Не Даулет Кинеше же, а Даулет Советы.
Многие возмущаются тем, что нет ни улицы, ни площади имени Сююмбике. Не спешите, господа-эфенделар, как говорится, будет вам и белка, будет и свисток. Никто не собирает предать забвению это славное имя. Придет день, певец Зуфар Билалов прекратит свое заявление в песенной форме о том, что под землей дороги отсутствуют (”жир астыш юллар юк”, что, кстати, не соответствует действительности), и землеройная машина “Сююмбике”, завершив все круги, так сказать, что имеются под землей, вылезет наружу. Отмыв, а также чуточку подкрасив, мы это чудо техники на примере Тюлячинского района, где вблизи администрации района красуется танк, тоже установим на постамент на самом видном месте. Наши продвинутые дети должны знать историю и помнить, что была такая “Сююмбике”, которая копала и копала и выкопала метро. А рядом с”Сююмбике”, если Москва даст согласие, заодно установим и “Алтынчеч”…
Снова нажимаю на кнопку пульта и попадаю на передачу “Ауу аул…”
Симпатичный лысый мужик с лучистым взглядом рассказывает об успехах в татарских селах свиноводческого дела. Когда-то наши предки, оказывается, первыми оседлали коней. И вот теперь мы можем гордиться тем, что удалось укротить еще одно животное…
На пульте кнопок много. Нажимаю на выбор. На этот раз калякают про культуру. Кто-то возмущается, ругает националистов за то, что памятник Петру I в Казани так и не был установлен. Другой горячо парирует, что такой памятник, по его мнению, можно установить “без шума и пыли” в любое время, но для этого нужно выбрать правильное место. Если такой монумент установить возле гей-клуба с голубой подсветкой (о необычной ориентации Петра писал Лев Толстой, а знаменитый режиссер Ильенко снял фильм), никто бы и не возражал… А еще известно из истории, как Петр на пне рубил бороды боярам. Подобную композицию можно было бы соорудить около любой приличной парикмахерской…
Потом пошла полемика двух режиссеров. Оказывается, чтобы дать дорогу живым классикам, в театре имени Камала давно не ставят пьес Г. Камала, а в театре оперы и балета им. Джалиля недосуг до оперы “Алтынчеч”, либретто которой было написано героем-поэтом…
Я еще долго мог наслаждаться умными речами на татарском языке с телеэкрана, но не судьба оказывается, жена вернулась с ночной смены, разбудила и запричитала: «Вставай, дорогуша, а то на работу опаздаешь, вон толковые мужики уже с утра талдычат: “без булдырабыз”, а ты чем хуже?
Со злости первым делом выключаю телик. Оказывается, радио “Татарстан - новый век” уже вовсю крутит попсу, узнаю голос Салавата: выдает популярный хит про холодный чай. Из щели стены окромя музыки проникает еще и дым… Ага, думаю, и сосед проснулся: завтракает сигаретой, запивая холодным чаем…
Я же пью горячий чай с сахаром и с сухарями. Выбегаю на улицу, спешу на автобусную остановку. Холодно и ветрено. Народу - тьма. Упустишь шанс, на работу опоздаешь. Так и с престижной работы вылететь недолго. Кое- как пробираюсь в “Газель” и, стоя в три погибели, еду в заветное учреждение - Кремль. Говорят, российские дворяне вышли из дворовых людей царя. Я тоже дворник и жду своего часа. А что?
…Вот и белокаменные стены Кремля… Наверху мечеть, а внизу лужайка… А ведь когда-то здесь стоял знаменитый пивной бар “Раки”. А как здесь проходили праздники пива, когда правил городом господин Исхаков! Ведь еще совсем недавно вдоль Кремля выстраивались девчушки, спустив трусики… Думаю, если в городе выборы нынче пройдут успешно, вполне могут восстановить бар хотя бы в качестве музея, а тем храбрым девицам соорудить памятник. Тогда бы необходимость установления мемориала защитникам Казани, о чем долгое время талдычат националы, отпала бы сама собой…

Слово тартарина


Статья Ирины Пудовкиной «Тартария», где наш народ представлен как носитель вселенского варварства, никогда не имевший своей земли, а кочевавший туда, куда заведет его конь, наверное, не может оставить равнодушным по крайней мере тех, кто еще не отрекся от своей национальности, несмотря на отмену властями соответствующей графы в паспорте. Автор также пылко разоблачает наш народ в недружелюбии друг к другу, опираясь на «убийственные аргументы»: оказывается, Заки Зайнуллин плохо отозвался об Айдаре Халиме, а Абдрашитов, о, ужас какой, не уважает Гасимова. Выходит, одним можно жарить своего соплеменника на вечном огне, убивать, насиловать, материться, не говоря уже о каждодневном и неоднократном за день посылании на «математические» три буквы самых близких людей, а татарам низзя даже критиковать друг друга… Покорнейше благодарю. Сразу приходит на ум русская пословица о соринке в чужом и о бревне в собственном глазу… Но такими пословицами, убежден, пудовкиных не проймешь… И Мухаметдинов не прав, считая себя победителем в споре с «профессором». В спорах с такими и иже с ними логика вне игры. Ибо противная сторона выступает в роли белого человека, колониста, по принципу «нам все можно, а вам ничего нельзя…» У них стандарт - это двойной стандарт. А когда США или европейские страны иногда также обращаются к подобной методе, то есть переходят при общении с Россией как бы на ее «язык», это вызывает у квасных политологов бешенство и ревность. Им кажется, что те покушаются на их исконно святое, на вотчину…
В любом учебнике по истории страны сразу обнаруживается раздвоение личности автора (авторов) при описании исторических событий. Что характерно, деяния, которые тянут иногда на злодеяния, русскую сторону он оправдывает по-любому, выступая как искуснейший адвокат, а для татар оборачивается тут же в ипостаси грозного прокурора и сурово осуждает даже в моменты, когда те становились жертвами невиданной доселе резни, насильственной христианизации, выселения на 101 километр от больших дорог и речных артерий и дальше и т.д. Психиатрия раздвоение личности, кажется, определяет как вид шизофрении. (Мой отец был врачом-психиатром, сужу понаслышке.) Но авторы учебников не больные люди, у них задача иная, они, на мой взгляд, призваны для повсеместного насаждения той болезни для трансформации граждан страны в подданные империи вопреки признанной Конституции. Оппоненты Мухаметдинова - это субъекты, принявшие на веру такие вот учебники, а также официоз 1, 2 телепрограмм и ставшими их адептами по своей воле. Двойне прискорбно, то что такие люди, как Ирина Пудовкина, будут насаждать свои «знания», на мой взгляд, полную ахинею о татарском народе в школах в русле учебных программ и наводить порчу на неокрепшие души, поскольку таковым дан высшими законодателями страны полный карт-бланш. И как луч света в темном царстве газета «Звезда Поволжья» хотя бы в Татарстане не позволяет втихую водрузить крест с пропущенным в виде шашлычного кусочка мяса мусульманским символом-полумесяцем на вершину Правды.
В статье директора Санкт-Петербургского исторического института Валерия Возгрина (газета «Крымская правда», 2002 год) говорится о том, как князь Владимир (Красное Солнце), официально канонизированный в святые Православной церковью, после взятия Полоцка изнасиловал полоцкую княжну на виду у отца и родных братьев. А за попытку отомстить за поруганную честь, за позор по его приказу девушка была казнена. (В той же статье также упоминается, как Екатерина II, дабы как-то обелить то жирное пятно в биографии святого, организовала среди художников конкурс на изображение покаяния князя Владимира сразу после совершения преступления. На мероприятиях в городе Киеве, посвященных крещению Руси, нынче много упоминалось имя того любвеобильного князя по разным каналам телевидения и радио. А вот Льва Толстого, великого гуманиста, гения, та же церковь, кстати, предала анафеме. Конечно, преподавание предмета в школах с такими полюсами добра и зла по логике вещей не может быть всем по нутру… Но в споре с оппонентами свободы порабощенных народов России, как уже было упомянуто с сожалением, она отдыхает…
А насчет словарей татарского языка Ирина Пудовкина абсолютно права. Там действительно через каждые три татарских слова пять заимствований. Словари начинаются с «перевода» слов абажур на абажур, абзац на абзац, и от «А» до «Я» та же белиберда. Хотя эти словари выпущены от имени института, думается, что они созданы на базе русского словаря (но не Фасмера, первого составителя толкового русского словаря, который заметил, что в его труде только 96 слов могут оказаться подлинно русскими, все остальные - заимствования, но и это нельзя с полной уверенностью утверждать. Автор популярных книг с многомиллионными тиражами Александр Бушков сей казус объясняет просто, обилие тюркских заимствований в русском языке и общность в одежде в давние времена, по его мнению, есть результат того, что русские тоже тюрки и ведут свое родословие от ответвления тюркского древа), силами одного-двух младших научных сотрудников с окладом 100 рублей того времени по заказу и меркам деятелей обкома КПСС во исполнение исторических решений ЦК КПСС по дальнейшей утилизации нерусских народов.
Спасибо старейшине татарской литературы Адлеру Тимергалину, который в одиночку приступил к созданию национального словаря, отрывки которого уже публикует журнал «Мирас». В словаре Адлера ага Тимергалина картина совсем другая. (Сей труд весьма занимателен. Хочу привести один трогательный пример. Искомое значение слова «хачтруш», что понимается сегодня как «ничтожество» - оказывается, иное. Раньше оно означало крестоносец, поскольку слово «хач» у тюрков, а также у армян означает крест. Аналогичное тому понятию - русское «хачики».)
Так что будет у нас, Ирина ханум, как говорится у русских, белка и свисток. Нормальному татарскому словарю быть! А еще говорится у вас, что «если бог не выдаст, то свинья не съест»… Уж позвольте нам, щирым и сирым тартарам, надеяться на лучшее… А что может быть лучше свободы!

О фонетике

"Звезда Поволжья"№32 (27.08 - 02.09.09)

У Башкортостана и Тувы законодательное собрание на родном языке имеет оригинальное звучание. А у нас в силу пресловутой толерантности вышла серединка на половинку: первое слово «Верховный» перевели как «Югары», а второе застряло, словно кость в горле, и ни с места. Получился «Югары Совет». Застолбить как «Югары Шура», видимо, законодатели побоялись, чтобы не быть непонятыми. Шура… Так по-свойски у русских зовут Саш, будь то Александра или Александр…
Но в Афганистане советских людей называли шурави, поскольку шура означает совет, и слово вошло в лексикон наших даже самых отпетых журналистов. А еще в республике есть общественная организация «Шура аксакалов», над которой вроде никто не насмехается, несмотря на то что, услышав подобное словосочетание, все же в мыслях возникает образ некой помятой женщины, обслуживающей каких-то старикашек. То есть уйти от стереотипа депутатам оказалось не под силу… Утвердить вместо слова «совет» «курултай» или «меджлис» у них тоже не хватило духа, так как могли заподозрить в первом случае в симпатии к империи Чингисхана (молодцы башкиры – они этого не побоялись), а во втором - туркам… Слово «совет» в современной печати давно в репрессии и заменено новоязом «совок».
Из чего вытекает, что или в Татарстане некоторые хитрецы еще рассчитывают на возврат старых порядков и реабилитацию некогда грозного словца, или это такая идентификация нашей суверенной республики… В татарском языке есть еще точный перевод этого слова - кинеш. Чем не угодил кинеш, непонятно, возможно, напугали созвучие и смысловая близость с еврейским кнес, производное от которого кнессет?
Нынче у Верховного Совета РТ дел невпроворот, законы, принятые с шумом и помпой, нынче втихую меняют на вариант, какой в свое время предлагали Масгут Хафизов, Штанин, Михайлов и другие. Не пыльная работа там, я вам скажу, на мозг не давит, и оклады не хилые, элитным жильем тоже не обделены, приличными транспортными средствами и подавно. Если в те далекие времена перестройки было предложено заменить слово совет на шуру, думаю, это прошло бы «на ура». Момент был упущен. А вот против герба не попрешь, поскольку «Ак Барс», благодаря стараниям Зинатуллы Хайдаровича и нефтяным деньгам, зазвучал гордо. В качестве варианта герба был предложен и «Ак буре» (белый волк - тотем тюрков). Как жаль, не пришло никому тогда в голову предложить в том же ряду белого шакала.
Тогда Верховный Совет хотя бы неофициально мы могли произносить как «Ак шакаллар шурасы» без ущерба звучанию родного языка в таком важном названии.
Тимер - имя знатное, такое носили ханы и эмиры. Я полагаю, что даже Владимир произошел от тюркского Вэли-Тимер (железный правитель). И у татарстанского президента имя что надо - Минтимер.
На татарском языке согласно татарской фонетике это славное имя звучит примерно как Мингтимер. Некоторые лица из высших кругов, будучи татарами и даже имеющие касательство согласно своей должности к сохранению и развитию татарского языка, его культуры, журналистики, выступая с высоких трибун на родном языке, это имя произносят не совсем правильно, так как косят под русскую фонетику и с некоторых уст срывается Минитимир.
Такое происходит и при произношении фамилии премьер-министра РТ. Его величают Миннихановым вместо Мингнеханова. Неуместное раболепие перед русской фонетикой при дурашливо торжествующем произношении имен и фамилий первых лиц республики в контексте речи на родном языке может завести наших должностных ослов и ослих черт знает куда… Тем более что для руководителей РТ, судя по их делам, приставка «мини» как-то и не к лицу…

пятница, 27 мая 2011 г.

С протянутой рукой

"Звезда Поволжья"общество№30 (31.07-06.08.08)


В некоторых средствах массовой информации чуть ли не стало признаком хорошего тона ругать М.С. Горбачева, а также Б.Н. Ельцина, обвиняя в предательстве Родины. На мой взгляд, они лишь пытались освободить нашу жизнь от тотального побирушничества. Давайте вспомним недавние наши ежедневные «походы» и «сражения» в унизительных очередях за хлебом, молоком, водкой, килькой, иногда за колбасой и даже за чешской обувью и т.д. Нужный тебе товар если даже был выброшен на продажу, лежал под прилавком, и ты еще должен был просить чуть ли не на коленях непосредственно или через третьих лиц, чтобы он тебе достался за свои кровно заработанные деньги. Любой функционер для нормальной организации казенной работы всегда должен был становиться то и дело на колени и просить, чтобы что-то включали в план, открыли по нему финансирование, выделили стройматериалы для выполнения утвержденного плана, чтобы выделенные стройматериалы снабженцы отгрузили наконец-то и чтобы транспортники их довезли в конце концов до адресата во исполнение заключенных договоров.
М.С. Горбачев, а за ним Б.Н. Ельцин дали возможность состоятельным регионам (в частности Татарстану), а также состоявшимся личностям жить достойно, не попрошайничая. То есть они посмели свернуть с особенного пути страны. Вот в чем их «предательство».
«Избавьтесь от просящих, ибо и давать, и отказывать таковым малоприятно», - писал немецкий философ Фридрих Ницше. Однако, как гласит русская пословица (не ручаюсь за четкость изложения, но смысл таков): «Что немцу смерти подобно, то русскому хорошо». Не мудрено, что пути к православным храмам страны нанизаны просящими милостыню. Недавно был в Абхазии, посетил монастырь «Новый Афон», шагал по дорожке, выстроенной из камней, принесенных грешниками. Та же картинка: уста симпатичных славянских лиц, слегка вздутых алкогольными парами, шепчут «ради Христа» и тянут руки… Что Абхазия, в сердце стольного града Москвы, на Красной площади возвышается нареченный Наполеоном мечетью храм, уникальное творение искусства, построенное в честь некоего попрошайки Василия Блаженного. Этому храму, аналогу, по мнению татарских историков и архитекторов, разрушенной после взятия Казани в 1552 году мечети Кул Шариф, вменена, на мой взгляд, своим новым крещеным названием роль олицетворять национальную идею страны в ипостасях   царской России, СССР, РФ, «вертикальной России» и т.д. во веки веков.
Когда речь заходит о просителях, сразу возникает образ калеки в подземке, инвалида-колясочника на оживленном перекрестке, бомжа или бомжихи при железнодорожном вокзале, то есть вся скорбная мозаика страны. Но актуальную пословицу «От тюрьмы и сумы не зарекайся» можно понимать и шире. Особенно касательно сумы. Все мы в просителях ходим. Пишем ходатайства, петиции, слезную. Многие добиваются наград, почестей, кресел именно этим. Даже такая свободная газета «ЗП» не безгрешна, добилась-таки, чтобы литературная премия, хотя и посмертно, все же досталась талантливому поэту. Ни вижу ничего зазорного: все просят.
Будущий депутат клянчит у собравшегося люда голоса. Те, в свою очередь, просят у него через «наказы» что-то. Эстрадные артисты клянчат деньги у спонсоров, а также аплодисменты у зрителей, подавая личный пример, хлопая в ладошки.
Короче говоря, все поры всех пластов общества пронизана такой идеей, что, по Марксу, каждая идея становится материальной силой, когда овладевает массами.
В любой организации по утрам проводятся планерки. Кроме аутотренинга для руководителя на предмет своей незаменимости, проверок «на вшивость» подчиненных, там также ставятся вопросы жизнеобеспечения производства, выделения материалов, людей, техники и т.д. Те, кто способен как положено просить, обосновав свою просьбу, тот на коне, а те, кто не очень прогибается, тому достается искомое по остаточному принципу. То есть такие планерки также являются школами организации труда «а ля раша».
В знаменитом романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд наставляет героиню: «Ничего не просите. Сами придут и все отдадут».
Маргарита получает желанное только на том свете, а в этом никто ничего так просто не преподносит. В России не внемлют Воланду, а прямолинейно и упрощенно, а также неуклонно следуют Священному Писанию: …Стучите и вам откроют.
И стучат, будьте спокойны. Доходят до самых важных дверей. Не зря же запрещают для татар удобную письменность, навязывают в школах предмет по православию, родные языки отменяют, предварительно нарекая компонентами. Кстати, если так пойдет и дальше, то недалек тот день, когда в Думе примут закон о стандартах приема пищи с обязательным включением в меню свинины и 100 г водки для профилактики мусульманского населения страны.
М.Ш. Шаймиев в свое время выдвигал лозунг «Сильные регионы - сильная Россия», что являлось вызовом выбранному историческому пути и понято Москвой. Думские депутаты, также принимая новые и выправляя ранее принятые законы, яркий пример тому монетизация льгот, по сути, пошли по пути приведения законодательства страны в соответствие с той национальной идеей, о чем ведется речь. Люди взрослого поколения после принятия оного закона в мгновение ока оказались в просителях у ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ЧИНОВНИКА. Очереди, ликвидированные Гайдаром, чудесным образом ожили вмиг, и люди стройными рядами пошли просить подачки, именуемой субсидиями. Одним словом, единороссизм крепчает…
Разрешите, уважаемые читатели, на этой грустной ноте, чтобы перевести дух, прерваться на некоторое лирическое отступление.
Жил-был богатый парень, и однажды он влюбился в красавицу-нищенку, что ходила с сумой по селам и весям. Та, приодевшись в богатые наряды, стала еще неотразимее. Однако недолгим оказалось счастье молодоженов, невеста день ото дня стала увядать. Врачи, лекари и знахари не сумели помочь. Тогда молодой муж задал ей вопрос: «Скажи, дорогая, в чем дело?».
Она сказала: «Ты не поверишь. Но с того дня, как я ступила на порог твоего дома,     я ощущаю себя голодной всегда».
И выгнал он ее, сказав: «Скатертью дорожка».
Когда любимая со слезами на глазах уходила из дома, окно, что выходит во двор, открылось и муж, окликнув, протянул ей четвертинку черствого хлеба.
Она подбежала, вырвала у мужа тот кусок, вцепилась зубами и мгновенно съела подаяние. И на лице ее вновь заиграл алый румянец. А после двух-трех дней приема пищи таким вот образом она снова стала красой округи. О чем это я? О том, что мечта М.Ш. Шаймиева о построении справедливой Федерации неосуществима в этой стране в принципе.
Еще недавно кругом стояли памятники В.И. Ленину, указывающему правой рукой путь, который оказался в никуда. Те памятники, что не успели демонтировать, можно оставить в покое, приведя в соответствие с национальной идеей. Предлагаю указывающую руку повернуть дланью вверх. Благо как крутить, выкручивать руки слюнявых и плюгавых учить нет надобности, поднаторели отменно, тренируясь на народе…
Рустем ЗАРИПОВ.

Гоголя на них нету

"Звезда Поволжья"№33 (28.08-03.09.08)

Серьезной оказалась схватка между профессором и доцентом, круче, чем бои на ринге у эстрадных «звезд», чем потчует отечественное телевидение. У каждой стороны своя фишка. Первый наносит «хук» и по России за принятие неправедных законов, направленных на национальное ущемление нерусских народов, что отдается у второго в печени, за что тот стремится достать противника плевками, то есть оскорблениями личного характера. В последней статье «Поговорим серьезно…», поймав противника за фразу, профессор огорошил на двух языках, во что он вляпался, причем имея в виду под «что» своего визави. И с такой вот хохмой решил одержать безоговорочную победу перед незаурядной аудиторией «ЗП»… Хотя, родившись в стране с ГУЛАГовскими традициями, в чьей армии запущен механизм опущения солдат собственными силами, символом которой является Волга-матушка, из которой пьют и куда же сплавляют фекалии одновременно, где принимаются лучшими его людьми запрещающие родные языки и тому подобные законы, вляпаться еще во что-то уже, наверное, и невозможно.
Как-то в одной юмористической передаче телевидения главный сатирик и юморист страны Евгений Петросян рассказал такой анекдотец. Оказывается, в Турции остановка называется «дурак». А тот, кто фотографируется под таким указателем, это обязательно русский турист. Турок спрашивает русского:
- Что, в России так много дураков, что ли?
- Уйма, - отвечает русский. - И их у нас называют турками.
Аудитория покатывается со смеху. Ухмылка Петросяна объяснима, поскольку имеет исторические корни. А вот падкость русской аудитории на подобные армянские шуточки не совсем радует. Я не смею утверждать, что за изгнанием турецких учителей из Татарстана стоят Евгений Петросян и ему подобные хохмачи. Меня прежде всего пугает реакция зала. Она так же пугает, когда на всю страну перед многомиллионной аудиторией издеваются над маленьким народом - чукчами. И Гоголя нету, чтобы задать вопрос: «Над кем смеетесь?!».
Сразу приходит на ум высказывание героя Шукшина из фильма «Калина красная» Ивана Прокудина: «И какие мы после этого интеллигенты?..»
«Исторические» фильмы, книги, учебники истории, действа, выходки, а также принятие законов, направленных против татар, я отношу за откровенное проявление комплекса неполноценности перед былым величием нашего народа. По логике выходит, что и перед недавними подопечными Абрамовича также присутствует какой-то трепет у тех, кому все время за державу обидно…
Я, сын двух фронтовиков, врача Заида Зарипова и педагога Сазиды Раковой, не понимаю, за что решили наказать моих внуков, лишив их право изучать родной язык в школе своей Родины. Почему они обязаны изучать «Закон Божий»? И можно ли считать Родиной такую страну, где лишают права быть самим собой? И с кого спросить за лишение чувства Родины своих граждан, чем вызвана и настоящая дуэль «профессор - доцент» на страницах «ЗП», где видно, как татарин, генетически сторонник империи, принимающий Россию за продолжение Золотой Орды по инерции, в ипостаси «доцента» взвыл от подобной подлости и чуть не забил своего «противника» профессора, который в нашей беде лично вроде бы и не виноват…

вторник, 24 мая 2011 г.

Еще не вечер…Еще не вечер…


Что значит одухотворенная личность, был профессором медицины, с годами прорезалась способность писать новеллы, а затем блеснул и полемическими статьями. А итоговой статьей «Людоед, осьминог и глухонемой» вообще навел шороху, обнаружил в себе дар мастера по кройке и шитью уголовного дела… Путем умелого конструирования цитат, вырванных из моей статьи “Хотели как лучше”, кажется, ему удалось соорудить обвинительное заключение в соответствии со статьями УК РФ… Разрешите, уважаемый редактор, выступить в свою защиту, пока не поздно, ибо, по российским законам, опубликованные статьи могут служить основанием для возбуждения уголовного дела…
Возможно, кое у кого и возникали ассоциативные параллели при чтении лирических зарисовок профессора Агафонова, особенно после его “подсказки” с рассказом “Дом с мезонином”, на его сходство с великим писателем, врачом, настоящим русским интеллигентом и гуманистом. Но нашлись “алтынбаевы”, которые мало того не приняли очевидного, а разглядели в нем ни самого Антона Павловича, а всего лишь его героя - унтера Пришибеева!
Господин Агафонов в своих пространных статьях лягнул многих, даже главному редактору “ЗП” досталось. Видать, здорово напугал, судя, какие размеры площади своей газеты он отводит на его сольные показательные выступления. В двух статьях сей автор удостоил вниманием и мою скромную особу. Первый раз обратился весьма уважительно, с тактом и с некоторым снисхождением, как и подобает вести диалог старшему с младшими, представителю великого народа с инородцами, чем, вероятно, заострил к себе уважительное внимание читателей «ЗП» и мое в том числе. Признаюсь, был момент сожаления по поводу своих колких выпадов. Но недолго песенка играла, через неделю пластинка была перевернута. Вышло по Бердяеву: сначала попытка вознестись в святые, а потом, когда крылышки подвели, опуститься до уровня брани рыночных торговок. (Почему пишу рыночных, а не базарных? Базар - это добротное место торговли мехами, дорогой одеждой, драгоценными украшениями и другими товарами со всего мира с многомиллионным оборотом. А рынок - жалкое, обшарпанное укрытие или открытая площадь, где идет торговля товарами сомнительного качества, ругаются матом, плюют на разбитый пол или прямо на землю, с лужами и грязью вперемежку с мусором и т.д.)
Профессор подвел меня под статью Уголовного кодекса за изложение личных ощущений, или, выражаясь новоязом Оруэлла, за «мыслепреступление» по поводу уникальных по своей «уважительности» к нерусским народам законов. Пишет, что параллель с Суклетиным не понравился бы татарину, если бы речь шла о татарском народе. Безусловно, он прав, действительно, многим татарам, в том числе и мне очень даже не понравился учебник 6-го класса «История Отечества» (авт. А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков), где наш народ представлен людоедом. И в «ЗП» про это уже писали, жаль, что профессор их упустил из виду. Поэтому, уважаемый доктор, примите мои сравнения про осьминогов и иже с ними, не как выпад лично в ваш адрес или против русского народа в целом, а как «достойный ответ Чемберлену», как нормальную реакцию на боль, вызванную изданием того учебника с громадным тиражом. По мне, вести речь о людоедстве в стране, где из века в век время от времени господствовал Царь-Голод, все равно что говорить о веревке в доме повешенного. Тем более что некоторые народы, к примеру, украинцы и не скрывают о таком гастрономическом опыте в годы совместного проживания перед всем миром. И по поводу жителей Челябинской области зря вы ерничаете о выборочности заражения радиацией. После аварии на станции «Маяк» жителей русских деревень переселили, а татарских оставили на вымирание, и никаких компенсаций…
Обвинения в свой адрес о попытках восстановления Казанского ханства не принимаю, хотя ваше табу на такую мечту - согласитесь, это уже диагноз. Я также ни устно, ни письменно не выражал пожелания распада России, ибо меня не устраивает только гражданство маленького Татарстана или даже Казанского ханства, а с руки жить, имея равные права со всеми другими народами на территории родины предков, бывшей Золотой Орды. У меня не вызвал восторг распад СССР, поскольку родственники, проживавшие в Средней Азии, оказались вдруг гражданами другой страны. Что СССР и катастрофу России в 1917 году мои родственники по материнской линии не приветствовали, ибо дядя моего деда Юсуф Раков был советником губернатора Казанской губернии да и другие родные были не из холуев. Дед, Мирза Мухамметшариф, имел сословное право на ношение личного огнестрельного оружия. Наверное, ваша попытка записать всех своих оппонентов в «алтынбаевы» имеет свою логику. Но ведь все люди, даже если они и татары, разные… Я, к примеру, радею за демократию (как это у Тукая: «Свободной хотим мы России…»), чтобы татары, башкиры и другие народы имели право на родной язык, право на родную культуру, на изучение историю родного народа. Жить ни в какой другой стране не желаю. У меня ведь тут родственники, друзья, среди которых есть и русские. А труды типа «Протоколов сионских мудрецов», которые, видимо, сильно повлияли на ваше мировоззрение, считаю грубой фальшивкой, рассчитанной на маргинальные слои. Если бы сей труд был написан евреями да еще мудрецами этого народа, смысл того, что они хотели довести до адресата, был бы так завуалирован и там была бы такая казуистика, что ни один адвокат никакого злого умысла не смог бы доказать ни в каком суде, разумеется, демократической страны, к каким относится и Россия согласно своей Конституции, если ей не прикажут долго жить… (Законы о запрете регионального компонента и латиницы толкают на такие пессимистические рассуждения.) Убежден, что и за протоколами, и за учебниками истории, где наш народ представлен исчадием ада, торчат одни и те же уши…
Кстати, в упомянутой статье вы неверно цитируете меня о “глухонемом”, отождествляя его с “Единой Россией”. В моем изложении Герасим - это наш народ. Но ваша редакция тоже имеет право на существование.
До недавнего времени татарские деревни (о городах и поселках уже речь не идет) имели еще бандустанские права, врачебный медперсонал разговаривал с больными на родном языке, в школах учили детей тоже на своем. Теперь это, похоже, уходит в прошлое, участковые сельские больницы секвистируются, писать протоколы, нет, не сионских мудрецов, а о сельских проблемах на родном татарском языке запрещают прокуроры. Ну что ж, профессор, поздравляю с победой. Ваша взяла… Хотя у Гюго, в конце схватки Жилбер одолевает осьминога… Так что еще не вечер…

На канате


В 1975 году вышла книга лауреата Ленинского комсомола Олжаса Сулейменова «Аз и Я» тиражом 100 тысяч экземпляров в г. Алма-Ате, которая разошлась по СССР мгновенно. Сам автор пишет, что на черном рынке за нее давали в 1000 раз превышающую цену. Не знаю как, но оперативно доставлены были эти книги и в Казань, и члены Союза писателей Татарстана, по крайней мере, живущие в Казани, ими обзавелись, не мешкая. Знакомый литератор и редактор Татарского радио Джаудат Дарзаман сумел отхватить аж 2 штуки и одну уступил мне в обмен на книгу Абрара Каримуллина об истории татарской книги, выпущенной тиражом 400 штук, которая не оставляла камня на камне от клеветы на татар об их неграмотности до революции. С помощью сухих цифр и таблиц там приводятся сведения о книгах, газетах и журналах, с указанием названия, тиража, года издания и точного адреса типографий. Со ссылкой на В.И. Ленина Абрар ага отметил также, на сколько человек приходилась тогда одна школа среди татар и русских, и вывел соотношение 10:1 в пользу первых. Хотя царское правительство не тратило на образование своих подданных мусульманского вероисповедания ни копейки, оказывается, татары содержали школы за счет пожертвований в каждой деревне, а у русских они были только в селах, где есть церковь. Правда, советской власти путем запрета тысячелетней татарской письменности на основе арабской графики, а также сожжения всей имеющейся печатной продукции и насильственного навязывания новых алфавитов, сначала латиницы, а затем кириллицы (противников нововведений расстреливали), дважды удавалось выправлять положение на короткие периоды, записывая наш народ «неграмотным» в официальных бумагах отчетности, которые с тех самых пор исправно служат бесспорным источником для ссылки историографам страны, в том числе и при создании учебников…
В 1986 году журналом «Проблемы коммунизма» «Аз и Я» была названа в пятерке книг, подготовивших перестройку сознания советского общества перед горбачевскими реформами. На мой взгляд, и книга Абрара Каримуллина достойна была занять в том списке почетное место, если бы не мизерный тираж… А вот книгу «Аз и Я» игнорировать по той же причине не получалось никак, и весь контингент министерства правды, доценты с кандидатами, профессорами и академиками, в их числе отдельно следует отметить академика Б.А. Рыбакова (одного из двух авторов нового учебника 6 класса «История Отечества», где наш народ представлен в качестве людоеда, питающегося расчлененными трупами детей), выразили всеобщее негодование за то, что заслуженность их регалий, высоких окладов, дач, больших квартир, машин в одночасье оказались под сомнением. Нечто подобное случилось позже с авторами и соавторами «Воспоминаний и размышлений маршала Советского Союза Г.К. Жукова» в тринадцати ипостасях после публикаций Виктора Суворова (Владимира Богдановича Резуна), бывшего разведчика-перебежчика, заочно приговоренного к смертной казни в 1978 году. Вопрос об Олжасе Сулейменове в связи с истерикой ведущих историков страны также стоял ребром, книгу едва не обсудили на уровне ЦК КПСС, и черт знает чем бы это закончилось для автора. Однако своевременно вмешался первый секретарь ЦК Казахской ССР Кунаев Д.А. и, связавшись с генсеком Л.И. Брежневым, остроту вопроса снял. Прошу прощения у читателя за длинную цитату из книги «Аз и Я», но чтобы почувствовать, понять, почему взъерошились «исследователи», «историки» и иже с ними, работающие по той же легенде, такая необходимость имеется…
Комплекс неполноценности, вызванный игом (нынче это понятие уже воспринимается неоднозначно, в частности Александр Бушков, автор популярных книг с многомиллионными тиражами, начисто опровергает ее суть в запущенном официальными историками варианте. - Р.З.), заявил о себе в работах первых жe русских историков, начиная с Татищева. Их запоздалый военный гений проявлялся подчас в формах, веселящих читателя. Неистово исправляя несправедливую правду, они ваяли из ее грубого живого тела прекрасный труп. Научная истина или просто истина без эпитетов? Такого вопроса в имперской историографии не возникало. Татищев изымал из обращения подлинные факты, заменяя их своим изложением. Рубил головы словами. А легко ли это? Рубанешь со злобой, думая - чужое, а оно, корявое, раскосое, вдруг закричит по-русски – мама!.. Погладишь по льняной головке свое, исконное из конца в конец, а оно растает от нежности, прильнет к тебе и лепечет, волнуясь, что-то гортанное… Смешны попытки иных блюстителей чистоты культуры избавиться от «варварских наносов» - вырубить все частицы меди из бронзы. Мы говорили, что история любого народа по сути своей интернациональна. И рассматривать ее с псевдопатриотических позиций - значит, попросту проявить некомпетентность. Нарушая природные связи культуры, лишая ее животворящего космоса, мы обрекаем ее на затхлость и вымирание. Иго проклятого прошлого продолжается - мутит души, отравляет сознание. Историки не могут простить далеким предкам фактов невежества, доверчивости и робости. Неистребимо стремление посмотреть на брата своего сверху вниз. Но если соотношения не позволяют - всегда готова к услугам история, помогающая изменить их. Мир человеческий заставлен старыми весами - от аптекарских до складских. И все они - судейские. Когда видишь, что где-то нарушено равновесие, тащит тебя туда узнать, в чем дело. Потом замечаешь, что все весы перекошены. И жизни твоей на это не хватит. Но и равнодушия пока не хватает безучастно наблюдать зрелище тупого попрания правды.
Античному герою, чтобы победить Горгону, понадобилось показать ей ее собственное лицо .И Российской империи саму себя в подлиннике показывали не раз, после чего она впадала в оцепенение и начинался распад… Первенство плагиата на подвиг древнего героя принадлежит, конечно же, гениальным русским классикам. Это они дотошно описали всю мерзость царской России. То же самое сотворили А. Солженицын, В. Шаламов, Е. Гинзбург, А. Авторханов, В. Суворов и некоторые другие. А автор «Аз и Я» внял совету Козьмы Пруткова «зри в корень».
Автор «Аз и Я», разбирая кубометры томов исследований советской историографии, суть которых оспорить скептиков-ученых, заграничных и собственных (и такие были до революции), которые считали «Слово…» подделкой, поскольку оригинал утерян, есть только поздний вариант переписчика, и доказать, упирая на подлинность оного письменного памятника, цивилизованность великороссов в XI веке, чтобы с этого плацдарма идти вглубь и дальше. По мнению казахского поэта, нестыковки в знаменитой поэме, по смыслу и ритму дающие повод скепсису, возникли после ее перевода с живого тюркского или полутюркского языка переписчиком XVI века. Он доказывает подлинность произведения, по-своему рассматривая каждое слово в «Слове…» и обнаруживая его тюркское происхождение. Приведу пример из исследования Олжаса Сулейменова. Вот он выделяет из поэмы строку: «Они дошли до первых куръ Тмутроконя…» В редакции академиков с кандидатами это означает, что «они дошли до первых петухов Тмутрокани, то есть очень рано… Олжас заявляет, что курица не петух, и при переводе из первоисточника на понятный в XVI веке язык сохранились невидимые тюркизмы, ошибочно принятые переписчиком за русские слова… «Куръ» (от которого происходит слово «курган») означает на тюркских языках - воздвигай, строй. Олжас восстанавливает текст так: «Они дошли до первых стен (строений) Тмутрокани». И таких строф он отреставрировал значительное количество, на ходу поднимая на смех сонм академиков, с профессорами добывавших себе на хлеб с икрой интерпретациями великого произведения по своему усмотрению в духе квасного патриотизма, цитируя и ссылаясь друг на друга… В трактовке казахского исследователя произведение звучит поэтично и во всем величии. А заканчивается не воспеванием князя Игоря, напавшего на безоружные кочевья и погубившего свое войско зазря, а осуждающе: «Князьям слава, а дружине - аминь!». Официальные историки трактуют «Слово…» в русле преждевременных тому веку великодержавных интересов. Концовку они переделали так: «Князьям - слава, а дружине! Аминь!». Хотя союзы «а» и «и» в поэме присутствуют во множественном числе и больше нигде не подменяют друг друга, - утверждает Олжас Сулейменов.

Наш единственный писатель-маринист Миргазиан Юнус в своих путевых записках описал, как советская флотилия методично истребляла дельфинов под предлогом защиты промысловой рыбы. Ясно, что любое уничтожение удобнее всего вести под прикрытием защиты кого или чего-либо. В годы правления Мао в Китае решили истребить воробьев во имя защиты урожая, в чем и преуспели. Судя по Большой советской энциклопедии 1978 года издания, где воробьев также определили в качестве злостных врагов урожаев, возможно, планировали их уничтожение и у нас. Тут мнения советского и китайского коммунистических руководств, как и их политика по отношению к тюркским народам, совпадали. В прошлом году по телеканалу “Татарстан - Новый век” в русле прошедшего кинофестиваля «Золотой Минбар» шел фильм «Ходьба по канату», где ненавязчиво преподносится, как тюркский мусульманский народ уйгуры по воле китайского государства подвергается ассимиляции, детям же до 16 лет запрещают приобщаться к религии отцов. Учиться в школе на родном языке, судя по фильму, им дозволено, так как китайское министерство просвещения еще не созрело до подготовки законопроекта «о компонентах». Уйгурам с малолетства разрешено также заниматься тем видом спорта, каким увлекались их предки в течение 2000 лет и, в отличии от нас, дозволяется национальные праздники проводить на родном языке. (Наш же Сабантуй, став «праздником плуга», ведется на языке, «которого все понимают».) На уйгурском «сабантуе» канатоходцы соревнуются без страховки и на большой высоте, и их выживание зависит прежде всего от крепости духа… Кажется, автору удалось показать положение тюркских народов не только в Китае. Тюркское слово «канат» на русский язык переводится как «крыло». Выходит, ходьба по канату означает ходьбу на крыле, вернее, окрыленно. А ноги при этом ступают на натянутый аркан, бау (веревка, баул от татарского баулы), проволоку.
Тюрки, когда имели свои могучие каганаты, взмывали в небо вольной птицей, раскрыв «канаты» на весь размах. А вот нынче некоторые пока на «канате»… Татарские писатели и историки тщетно пытаются доказать, что самые именитые русские происходят от татар. Припоминают, что песню «Во поле березонька стояла» написал татарин Ибрагимов Нигъмат, что Александр Матросов - это детдомовец Шакирзян Мухаметзянов из Башкирии… Кутузов, Суворов, Достоевский, Тургенев, Куприн и много других именитых имеют татарские корни. Есть «бархатная книга», родословная дворян. Там все написано. И знамя Победы на рейхстаг водрузил Гази Загитов. Легендарный Петр Гаврилов, защитник Бреста - татарин из Пестречинского района. Защитник Севастополя бесстрашный генерал Новиков - также из татар. Крымский татарин Аметхан Султан сбил больше всех немецких самолетов, за что ему присвоили звание дважды Героя Советского Союза. Но ни в этом дело… В годы торжества атеизма, когда теорию Дарвина принимали за чистую монету и обезьян признавали ближайшими родственниками человека, никто же не стал открывать клетки в зоопарках и освобождать приматов. Точно так же, какие бы аргументы мы не находили, вряд ли татарский народ будет прощен русскими шовинистами, вбившими себе в голову стесняться прошлого родного народа, истории при Золотой Орде. Только таким аргументом мне удается спасаться от подозрения в злопамятстве русских. Они ведь немецким фашистам все простили, французских оккупантов и не помнят, а вот с нами тянут резину. И никакие мультфильмы, изображающие своих великанами, а супостатов тощими, не способны стереть у них комплекс неполноценности! Создание подобных мультфильмов с дутыми донельзя былинными персонажами, думаю, само по себе уже является следствием. И закон о «компонентах», и запрет латиницы, и то, что Аметхану Султану дали дважды героя, а сбивших вражеских самолетов меньше чем он, сделали четырежды героями, с того же боку. И то, что в пылу восхищения комментаторы в «па» Рудольфа Нуриева, в нежном голосе Алсу, в целеустремленности Динары Сафиной и у многих других обнаруживают русский характер и даже объявляют их русскими, происходит по той же причине.
Слава перестройке, прочитал-таки опус маленького капрала «Майн кампф» и понял одно: автор тоже пытался сделать свой народ больше, чем он есть на самом деле. И как бы ни разоблачал Адольф Алоизович евреев, за всей словесной мишурой скрывается его комплекс расовой неполноценности перед гением древнего народа. Гитлер, имея неограниченную власть в стране, мог издавать любые дискриминирующие этот народ законы и, обеспечив достаточную фору своим, на этом успокоиться. Но он был убежден, что при любом раскладе евреи окажутся на высоте и его теория о расовом превосходстве разлетится вдребезги. Холокост - это результат полного бессилия и беспомощности нацизма перед интеллектом народа, который своим примером выживания дал надежду, хотел того или нет, многим другим народам, оказавшимся на канате… Фашизм не продукт чувства расового превосходства, а производное от комплекса неполноценности!
Есть у татар пословица «Самому в раю место забронировано, беспокоюсь о соседе». Не одни мы дегтем мазаны, в виноватых народах числятся в миру и евреи. Кроме обвинений в их адрес Алоизычем, им, кажется, повесили так называемые «протоколы сионских мудрецов» и «катехезис евреев СССР». Чтобы понять вкус морской воды, не обязательно выпить все море. Достаточно проанализировать наугад некоторые постулаты этих самых «документов», что застряли в памяти, когда еще Б.Н. Ельцин был президентом, и примеряя их на нас самих и опираясь на опыт Олжаса Сулейменова, не трудно, на мой взгляд, восстановить предполагаемый первоисточник, чем было инициировано вдруг «разоблачение» нашего народа через учебник истории 6-го класса «История Отечества» (авт. А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков).
А если кому взбредет в голову, опираясь на судьбы крымских татар, чеченцев, черкесов, ингушей, балкар, поволжских татар, украинцев, прибалтов, поляков, чехов, словаков, венгров, пуштунов и других, можно «восстановить» подобный «первоисточник», на фоне какого упомянутые «документы» окажутся блеклыми. (Признаюсь, «катехезис» так и так мне показался набором рекомендаций по выживанию пловцов в реке, где кишат крокодилы, а за «протоколами» отчетливо заметил уши тех, кто за самодержавие.) Хотя можно было бы идти еще дальше в поиске истоков бед на наши головы. Я имею в виду клевету византийских мудрецов Всевышнему. Адресую читателей к статье «Одному ли богу поклоняются христиане и мусульмане? Кто придумал «цельнокованого» бога?», опубликованной в газете, издаваемый в г. Нижний Новгород «Медина аль ислам», 1 - 8 февраля 2008 года №5 (54). «…Али Вячеслав Полосин: «…Мусульмане считают, что поклоняются тому же Богу, что и христиане, и иудеи, ибо Бог - один, а вероучения могут отличаться: «Скажите: «Веруем мы в Аллаха и в то, что ниспослано было Аврааму, Исмаилу, Исааку, Якову и потомкам их, в то, что даровано было Моисею и Иисусу и что даровано было пророкам Господом их. Не проводим мы никакого различия между ними и предаемся Ему» (Коран, 2:136)… Что касается христиан, то действительно, сначала Вселенский патриархат провозгласил анафему «Богу Мухаммада», что вызвало шок у многих. Но затем это положение было частично изменено на Константинопольском соборе 1180 года. Самое удивительное в этой истории то, что византийские переводчики - намеренно или по немощи - перевели арабское слово «самад» из суры «Аль-Ихляс» как «цельнокованый». И именно это стало основанием для вынесения анафемы «Богу Мухаммада». Смысл этого слова заключается не в слове «кованный» (это совсем другое слово), а в слове «цельный». Сам пророк (мир ему и благословение Всевышнего) объяснял это понятие так: «В нем нет пор (пустот)». То есть это абсолютная цельность, не допускающая иного.
Согласно православному учебнику, император Maнуил I Комнин оказался просвещенным человеком и повелел изъять кощунство из богослужения, однако христианские иерархи воспротивились императору, получив за это от него название «всесветских дураков». Под давлением «помазанника Божьего» они все же изъяли формулу проклятия Бога, заменив ее анафемой самому Мухаммаду (мир ему и благословение Всевышнего) и всем его последователям, и всему его учению, сохранив, однако, упоминания о «цельнокованом» боге в текстах богослужений, в чине отречения ислама: «Орицаешилися всех льстивых и хульных учителей турецких, и всех богохульных и бля…вых басней Мухаммедовых, и по нем бывших всех, яже суть о боге некоем всекованном… и яко богомерзка проклинаеши ли их?».
(На такой вопрос положительно должны были отвечать татары после 1552 года при насильственном крещении под угрозой лишения жизни. - Р.З.)
Схожее отношение к исламу господствовало и на Западе, однако в 1965 году II Ватиканский собор самой большой и авторитетной христианской церкви - Римско-католической - принял Декларацию «Nostra aetate», a затем внес и соответствующие изменения в вероучительные документы, где было ясно подчеркнуто, что христиане и мусульмане верят в одного бога…
Православные же иерархи еще не спешат сойти с позиции 1180 года…
А может быть, нас, «окрыленных», простят за «иго» или еще за что, о чем мы и не подозреваем?.. Уберут закон «о компонентах», поверю, что простили…

понедельник, 23 мая 2011 г.

Диагностика линейщиков

"Звезда Поволжья"№29 (30.07-05.08.09)

В “ЗП” N27 от 16 - 22 июля 2009 года была опубликована довольно эмоциональная статья Василия Осипова (Русская линия) под вызывающим названием “Айдар Халим как
диагноз”. Как видно из содержания статьи, господин Осипов оправдывает “русского человека”, рьяно раздавая направо налево оскорбительные эпитеты, плевки в адрес оппонентов, а также потенциальных оппонентов своего “подзащитного”. Айдару Халиму повезло меньше всего, он обзывает его заскорузлым корнеплодом, изобличает в “профессиональном” словоблудии, ставит ему неутешительный диагноз, далее, то ерничая, то приветствуя, то выражая нарочитое беспокойство по поводу его возможного суицида от безысходности, сообщает, что он ему является ровесником… Выходит, господину уже за семьдесят. Согласен, любое государство, его некоторые службы активно пользуются услугами осведомителей, смотрящих и.т.д. Но, имея годы за плечами, вместо того чтобы вразумлять своего молодого да раннего, подающего надежды соплеменника о том, что писать доносы в нашей стране в силу ментальности народа, его горького опыта в сталинский период, мягко говоря, не приветствуется, он сломя голову кидается на своего ровесника, который устроил господину Овчинникову всего лишь небольшую головомойку в целях профилактики для его же блага. И поступает, на мой взгляд, весьма опрометчиво.
Ну, во-первых, исходя из содержания его выступления, “Русская линия”, которую он представляет, воспринимается некой общественной организацией, защищающей ябедников, осведомителей и доносчиков по этническому принципу. А во-вторых, можно подумать на организацию, что она ставит себе цель - путем поддержки лиц, склонных писать письма в прокуратуры, возродить дух доносительства сталинского времени…
Господин Осипов считает письмо Овчинникова в прокуратуру открытым и подчеркнуто корректным. Но он этим письмом, наверное, добивался какого либо наказания по отношению к коллеге? Или хотя бы выбить из ниши, которую тот занимает, не обязательно, чтобы занять самому… Во всяком случае, подобные обращения не являются поводом для прокурорских работников, чтобы погладили по головке тех, на кого жалуются. Из-за того, что молодой ученый на страницах «3П» дебютировал в нехорошем жанре, дальнейшие его научные изыскания воспринимаются уже неадекватно. Считаю, что ученый подставился. И дал повод своим оппонентам так же поерничать над собой в духе и в стиле своего защитника и даже в рифму: “Сначала был донос, а потом пошел понос», или еще что-то в этом роде. Я лично пытался в меру сил понять его логику в длинном споре с господином Измайловым. Но спор научный, и его следует, наверное, перевести на страницы специфического журнала , во избежание неуместных в таком деле язвительных шуточек.
А что если выступления подобного рода, на многих страницах, является приемом частичного “обезвреживания” демократической газеты? Ведь редактору отказать такому автору (авторам) в публикации себе дороже, ибо тут же можно заполучить “телегу” за зажим демократии и свободы слова… Поэтому я как подписчик со стажем подаю голос за определение лимита на одного ученого на научные споры на страницах “ЗП”. Пусть пишут короче и отсылают своих заинтересованных читателей на свои интернет-сайты для полного ознакомления с материалом.
А словоизлияния г-на Осипова, приправленные сочной бранью, имеют слабую убойную силу для таких как мы, поскольку согласно учебника 6-го класса «История отечества» (авт. А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков) наши предки являются не только носителями “ига”, но уже и людоедами, расчленителями малых детей. “Национально озабоченные” челнинцы пытались оспорить в суде такую идентификацию. Однако суд нашел правыми авторов того учебника. Таким образом, мы, татары, если я верно понял, являемся потомками предков-нелюдей, что подтверждено и судебной инстанцией РФ. На таком фоне любые зацепы, диагнозы представляются всего лишь самодеятельностью каких-то лиц, гнущих свою линию с этнической окраской…

Озябшие цветы


...В один прекрасный день талантливый поэт Эдуард Мустафин после развода с женой  оказался на улице и  стал коротать  свои  дни в узких, многолюдных кабинетах редакций,  иногда там и оставаясь  на ночевку.  Осенью он  смог поселиться  в неотапливаемую дачу   одного из своих татарских поэтов-друзей, напоминающую курятник, сколоченную из досок  разбираемых старых домов Казани. 

Ему не сумели или не захотели  выбить начальники  нашей литературы и культуры одно место в каком-либо рабочем общежитии, хотя тогда правил наш дорогой Леонид Ильич и вопрос решался просто.  Я говорю о месте в общежитии, понимая, что средства, отпускаемые на поддержание подлинной национальной культуры, литературы, журналистики у нацменов страны, по-видимому, как мертвому  припарка.  Даже то, что выбрасывается,словно кости собакам,  тратится не на издание книг талантливых авторов, а на переиздание  “именитых”, с милыми личиками,  с лакеинкой, таскающих  портфель,  поднаторевших на мадригалах в адрес  больших и малых  “шишек”...

Эдуард Мустафин исчез как-то вдруг, и  в конце концов  его сочли почившим.  Его мало печатали.  Очень долго он не мог издать свою  первую книгу.  Никак до него не доходила очередь. Но вот однажды, после долгих мытарств, вышла и его   книжища  с  размером со спичечный коробок.  Рядом с “талмудами”  поэтов его “призыва”, это было, конечно же, циничным  унижением, с тонким  расчетом, убрать его с пути графоманов-лауреатов, штурмующих зияющие вершины  Парнаса.  Как многие не признанные талантливые люди, он  запил...

Нашлись и были напечатаны  его, возможно, предсмертные стихи  в журнале “Идел” (означает - Волга).  Раз нету могилы, то пусть будет хотя бы песня, напоминающая о нем, подумал я,  и  написал на  одно из стихотворений  того цикла музыку. Рамиль Тухватуллин снял клип, а народный певец России и Татарстана Салават стал его исполнять на своих концертах, включил в издаваемые свои ежегодные  аудио и видео-альбомы под номером 18 (в смысле 18-й сезон), за что  получил   драгоценную статуэтку барсика из золота с бриллиантовыми глазками (похожего на только что вылупившегося из яица  дракончика, чуть присевшего по естественной надобности), на ежегодном итоговом конкурсе татарской песни, что проходит в “Пирамиде”.

Кстати, там и  мне вручили  годом раньше диплом в застекленной раме из чеканки, с опорой, какая бывает у зеркал для бритья, где было написано,  что  ваш покорный слуга награждается почетным дипломом и премией «Алтын барс» (Золотой барс) за музыку и слова песни «Бүре» (Волк) в исполнении все того же Салавата Фатхутдинова. Премию же мне  до сегодняшнего дня не вручили, но я не отчаиваюсь,  поскольку всякое бывает в жизни.
К примеру,  мой земляк, житель села Сатышево Сабинского района Зуфар абы Искандеров, потерявший ноги  (одну ампутировали, другая не гнется) во время Второй мировой войны, обещанную гармошку Татарстанским правительством, по случаю посещения своих представителей в военный госпиталь, получил  спустя 50 лет, и об этом  газета “Ватаным Татарстан” протрубила на весь татарский мир  пространной статьей писателя и журналиста Талгата Назмеева. Кстати, обещанные В.В. Путиным «Жигули»  Зуфар абы Искандеров пока тоже не получил… Думаю, когда  это  произойдет, «Ватаным Татарстан»  оповестит нас о знаменательном событии… (недавно Зуфар абы Искандеров ушел из жизни – Р.З.).

Однако,  я отвлекся.  Ведь речь шла о поэзии...
       
...Думаю,  Эдуард  сочинил  одно свое стихотворение на  дачно-садовом участке  какого- либо своего  друга. Представляется, что  в огороде было уже все  убрано, но  на верхушках яблонь кое-где еще  висели яблоки.   А еще  торчали, то там, то сям намокшие от осенних дождей, озябшие цветы... Эдуард, чтобы согреться,  наверное, зажег костер и вдруг  увидел, как какая- то женщина, может быть также без определенного места жительства, идет между дачами-хибарами бедных татарстанских  поэтов.
                       
ЭЙ, ПУТНИК, КУДА  ТЫ ИДЕШЬ? 

Куда идешь, ты,  под такой дождь,
Зайди и просохни, уйми дрожь...
А если  на то воля божья,  что ж,
Оставайся, кто же гонит прочь.

Выпьем чаю  до седьмого пота,
Наговоримся  вволю про то, про  это...
Можешь  жить у меня, пока осень
Ведь, терпимо, холода не очень ...
                          
Яблоки  достанем,  нарвем цветы,
Свечечку для ужина  добудем;
Вспомним юность, глупости, я и  ты,
А про горести, конечно же, забудем..

Тебя окликнул ведь я  не с проста,
Грустно  одному  мне,  одиноко..            
Журчит вода  речушки у моста,
А тоска бьет  в темя  водопадом... 
                           
...И как память о прошлом, шквал ветров,
Вдруг срывает с дерева гнездо  птицы...
И птица, одинокая,  в полете
Будто врезается мне  прямо в сердце. 
                                              
Подожди, постой, не уходи,
Видишь мой костерок угасает
И душа моя, в тиши,  глуши
К этому обстоятельству привыкает....
                           
Не спеши, остановись, прошу,
Подуй на костер, ведь дым  еще  вьется;
Может оживут надежды наши,
Когда  сердца рядышком  и  бьются...
                                      
             
А вот это, видимо, последнее,  что он выдал.

S   O   S
                                                     
Куда идти,  куда податься ?
Такой вопрос встал ребром;                   
Перед кем, в чём оправдаться, -
Торча  на улице, голым?..
                                               
Тут я мыкаюсь, там  маюсь.
Нету крова, нет приюта;
“Бедным” назовут, ругаюсь, -
Горько это для поэта.
                                 
Не обрел я в жизни нишу,
В небожители не вышел,
Каковых  ссылалили раньше,
За Урал, в Сибирь... и  дальше
                                                
Полвека прожил  и результат:
Угла нет, а хочу поспать...            
С грустью о горячей пище,
Под голову камень ищу...                  
                                 
Там, где хозяин благороден,
Для  всяких псов ночлег устроен;             
А поэтам в нашем мире,
“Держи карман, и пошире...”

Это даже не жалоба,
Господа, а также дамы,                 
Это лишь  в пустоту  пальба
Холостыми патронами...
                                 
Может это  сердца отзвук,
Что от  боли  ныл так долго;
Или  молоточка отскок,
Что стучал  по крышке гроба...

Может  уже не  далече ,
Кажется, все ближе  Азял*;
Удивленных  лиц  предвижу:
“ - Но?  Помер? Вот те на... А, жаль..”
                                 
“- То что отошел в мир иной,
Его характер тому виной...”
“-  А слог его не  так сочен,
Не шлифован, не отточен...”
                                                   
...Я  не шут вам, не взыщите,
Колюч, потому как дичок;
И что угодно пищите, -
Крылат, ярок, свеж мой стишок....
                                                               
                         
Мне нравились стихи Эдуарда. Если найду его книжицу, постараюсь перевести на русский язык полностью.

                           


Постоянный адрес статьи: http://www.epochtimes.ru/content/view/39183/9/

воскресенье, 22 мая 2011 г.

Мнение араба как истина в последней инстанции


Статья профессора М. Фарукшина, опубликованная в газете № 3 (502) «Звезда Поволжья» (28.01-3.02.2010) «Смена власти – смена курса», думаю, заставила многих призадуматься. 

На первый взгляд кажется удивительным, что нефтяной Татарстан среди регионов по величине средней зарплаты занимает 35 место, по величине средней пенсии - 53 место и т.д. Но ведь даже эти показатели вздуты благодаря наличию спортивных супер клубов, с запредельными бонусами для пришлых игроков, и тех, кто хорошо устроился вокруг этого дела… Но как говорят, спорт – это жизнь, причем хорошая, особенно для некоторых…
А ухудшают цифирь село, где в основном живут татары, которым и средняя зарплата по Татарстану, отмеченная Роскомстатом,  является заоблачной. Кое-где месячной зарплаты сельского труженика уже не хватает для оплаты за газ на обогрев собственного дома. Да и за воду нынче надобно платить, так как она тоже, оказывается, отнесена в разряд товаров эффективными людьми, литр которой в магазине три раза дороже закупочной цены молока. А ведь чтобы держать скотину, сельскому жителю, кроме как трудиться от темна до темна, необходимо еще покупать солому, сено у инвестора, который свирепеет с каждым годом. В селе люди выживают лишь благодаря наличию пенсионеров и инвалидов в семье, а также водки.

Профессор проблему сводит на личностный уровень. А по мне раз Татарстан назначен с 1552 года в «доноры», что тут поделаешь? Видимо, при Б.Н.Ельцине, когда центр забирал у нас всего лишь 50% доходов, наверное, в приведенной профессором градации республика плелась не в самом хвосте. Но это раздражало многих, а теперь вроде успокоились, если не принимать во внимание закон 309, а также высочайшее позволение  изучать родной язык как предмет в начальных классах, от которого наш президент пришел в восторг. Не единым хлебом сыт человек.

Дела, с космосом татарских смыслов, обстоят еще хуже. Давайте вспомним, каков он был до восхождения М.Ш.Шаймиева в качестве первого лица республики на Олимп власти, и что он оставляет в наследство своему преемнику? Журнал «Чаян» до его прихода в президентство имел тираж более 500 тысяч… Чуть меньше имел его журнал «Азат хатын». «Татарстан яшьлэре» выписывали свыше четверти миллиона подписчиков. Малость уступал молодежной газете «Социалистик Татарстан». Детский журнал  «Ялкын», газету для учащихся «Яшь ленинчы» выписывала почти каждая татарская семья, татарские книги издавались, по сравнению с сегодняшним днем, громадными тиражами и распространялись по отлаженной сети книготорговли. Выходит, что татарский космос смыслов скукожился до микроскопических размеров. Тут могут найтись адвокаты и возразить тем, что они тогда имели распространение по всему СССР.

Во-первых, что мешало нашему главе республики организовать подписку на наши татарские газеты, журналы и татарские книги в странах СНГ и даже за рубежом, благо во многих точках появились представительства республики. Во-вторых,  большая часть выпускаемой печатной продукции и тогда оседала в Татарстане, а теперь это и по Татарстану сокращено раз в десять. Районные газеты служили родниками, малыми ручьями для подлинной поэзии, прозы, журналистики… Теперь они оказались как бы приложениями единого детища Татмедиа, заполненных листов своими городскими журналистами скорее всего на русском языке, переведенных на татарский язык, абсолютно без учета запроса подписчиков.
В период развитого социализма гнилую кильку продавали в нагрузку к халве. Не уверен, если выпускать то, что прилагается районкам, отдельно как самостоятельная газета, чтобы нашлись подписчики и за самую мизерную цену. А ведь статьи, опубликованные на этом приложении к каждой районке, выходит, что распространялись по совокупности всех тиражей районных газет. И авторы, наверное, получают соответствующие этому тиражу гонорары… А почему нельзя выпускать то общее, силами только сельских журналистов и селькоров, а общую часть доверять им же по очереди. Скажем, в одну неделю ее готовят актанышцы, в другую – сабинцы, пусть, ради Аллаха, при полной и жесткой цензуре Татмедиа, если она создана как Министерство Правды. Уверен, кто-то сильно пошутил с татарином №1, подав идею о необходимости создания такого ведомства, будучи абсолютно уверенным, что ни он, ни его окружение априори не могут быть знакомы с творчеством Оруэлла… При предложенном мной раскладе, хотя бы предусмотренные гонорары для выпуска газет для сельчан, достались бы сельским журналистам и селькорам…

Недавно при замене редактора журнала «Идел» вышел казус. Новым боссом журнала «Идел», редакция которой расположена в Доме писателей по адресу ул., Муштари,14, был назначен эксредактор журнала «Татарстан», выходящего до недавнего времени на двух государственных языках, при котором было покончено с ипостасью журнала на татарском языке. Протестуя его новому назначению, как сообщала газета «Безнен газит» (Наша газета) от 21 октября 2009 года, вышли на пикет писатели, работающие в редакции журнала, с требованием пересмотреть кандидатуру.
Требования были игнорированы Татмедиа, и литературный персонал журнала демонстративно уволилась с работы. Через два месяца уволилась и замредактора журнала, дочь знаменитого писателя  Мухаммета Магдеева, Гаухар Хасанова, которая не участвовала в пикете протеста. Тогда в душе закралось сомнение, ведь неспроста, наверное, ради трудоустройства одного человека была позволена зачистка целого коллектива? Статья молодой журналистки «Безнен газит» с названием «Писатели на улице – места их вакантны»  была опубликована под рубрикой «Крик души». Я уловил в том названии затаенную иронию. Выходит, персонал, работая при штате журнала – писатели, а уйдя с должности утрачивают свое призвание. Действительно, открывая любой литературный журнал, легко обнаруживается гиперактивность на данном поприще именно тех, кто зачислен в штат редакций. А еще подумал, а что если молодая журналистка окажется Кассандрой в своем роде? Ведь в Доме писателей появился плацдарм в лице нового коллектива «Идел» с руководителем, который имеет опыт ликвидации татарского «Татарстана»?

Давайте пробежимся по некоторым «достижениям» при правлении М.Ш. Шаймиева, без умысла повесить ему всех собак, а просто констатируя факты.

Снесен с лица земли последний обитель великого поэта, любимца татарского народа Габдуллы Тукая.

Под сенью стен Кремля, где погибли русские и татарские воины, были устроены пивные праздники то со спуском трусиков, то с рок концертами, с ожидаемыми естественными последствиями.

Под землю была спущена землеройная машина, символично названная именем последней царицы Казанского ханства «Сююмбике».

Татарские села почти полностью охвачены свиноводством, но как показывают статистические данные, оказывается не в свинофилии счастье, или хотя бы достаток для простых тружеников. В настоящее время, судя по данным ИА Татар-информ, в республике свиней 737 000 голов, а задача поставлена до конца года довести их число до 1 000 000 голов. По плотности заселения свиней Татарстану среди регионов России уже нет равных. Это означает, что столовые всех детских учреждений, школ, вузов, трудовых коллективов, благодаря административному ресурсу загружаются свининой по полной программе… На фоне такого «подарка» своему народу нашими элитариями- свинофилами закон №309 бледнеет и теряет актуальность. Орошение и удобрение земель Татарстана реками крови свиней и их навозом, уверен, не пройдет бесследно и для генетического кода. Ведь даже хлеб, выращенный на таких полях, это уже побочный продукт от свиноводства, ровно как и молоко. Авторы и проводники закона №309 в подметки не годятся тех, кто осуществляет этот проект без сучка и задоринки.

Татарские газеты-журналы потеряли тиражи более чем 10 раз (журнал «Татарстан» на татарском языке прекратил свое существование, академическому журналу «Мирас», видимо, также приказано долго жить, раз за декабрь 2009 года номер не вышел). Кстати, главный редактор журнала «Мирас» академик Сахапов находится под следствием. И не мудрено, поскольку каждая его книга, каждый номер «Мирас» являлся вызовом к тем, кто, не сумев поддержать ложные обвинения в условиях гласности Гаяза Исхаки, пытаются отыграться на его соратниках.

Магазин, продающий татарские книги в центре Казани, издевательски символично спущен в подвал, как бы на промежуточный пункт, перед окончательной отправкой татарской книги в небытие.

На шею татарских газет и журналов накинута финансовая удавка; с каждым днем растут почтовые расходы и арендная плата за помещения. Уже теперь татарские газеты-журналы не подъемны для многих, особенно для сельских жителей, и в любой момент, путем поднятия означенных цен, в миг можно покончить с татарскими журналами и газетами раз и навсегда!

Однажды, в ходе избирательной компании еще 1990 года, из уст одного из руководителей нашего района я услышал следующее: «Если сельчанину дать немного соломы и фуража, этого достаточно, он живет».

Отношение к сельскому труженику как к колхозной скотине налицо, и оно лучше всего отражается в ценах закупки молока за 4 рубля за литр. Оплата за сданное молоко и по такой смешной цене в некоторых районах, если верить статьям известного журналиста Искандэра Сирази в журнале «Идел» и «Безнен гажит» от 28 октября 2009 года, который опубликовал очень злую статью «Стенания раба никто не слышит», где сравнил положение сельчан-татарстанцев с рабами Рима и вывел, что наши люди сегодня в значительно худшем положении…
Есть у татар словосочетание «коры куаныч», означающее радость- пустышку… Таких радостей нынче хоть отбавляй. Но тут уместно будет вспомнить известную татарскую притчу. В одной семье плохо кормили невестку. Она всегда была угрюма, никогда не улыбалась. Даже очень смешные ситуации ее не трогали. И вот однажды ее хорошенько покормили. И вдруг она ни с того, ни с чего рассмеялась. И спросили у нее, «в чем дело?». Она, оказывается, припомнила одно смешное выражение мужа, сказанное три года назад… Я рад, что депутату Государственной Думы Ф.С. Сибгатуллину приятно от побед команд Татарстана, состоящих не из питомцев республики. Но, чтобы радовались и его избиратели, нужно подправить данные Роскомстата…

В девяностые годы в газетах Эстонии вышел спор, представители «Интердвижения», которое состояло из русскоязычного населения, выдвинули обвинения руководству страны в том, что сельчане получают зарплату больше чем горожане, так как там, в основном, живут эстонцы. На что один из руководителей Эстонии ответил, что сельчане за сутки больше часов и больше рабочих дней работают, и разница в оплате происходит за счет сверхнормативной переработки, в том числе за работу в праздничные дни… В нашем случае все происходит шиворот на выворот, и никого, ни наших свинофилов-руководителей, ни русскоязычных «интернационалистов» республики не волнует, что сельчане-татары оказались в незавидном положении…

Упомянутый «наш человек в Думе», яркий представитель элиты республики, который и сам правил в Татарстане в качестве министра сельского хозяйства и первого заместителя премьер-министра, профессор ветеринарных наук, автор исторической книги «От Атиллы до президента» Ф.С. Сибгатуллин, про которого по его же личному признанию Г.И. Усманов, будучи руководителем Татарстана при должности первого секретаря обкома КПСС, выдал крылатую фразу «где Фатих, там успех, там победа», недавно на страницах газеты «Звезда Поволжья» поделился о своем разговоре с шейхом-арабом. Последний огорошил его «убийственным аргументом» для пользования при споре с недовольными жизнью в Татарстане. Он открыл глаза нашему депутату, заявив, что свинью тоже создал Аллах?! Тут не далеко уже до вывода  - «в свиньях счастье», не обязательно опираясь на личный опыт. Хотя развитие такого бизнеса на татарской земле силами татар во имя вскормления татар свининой с пеленок, думаю, обеспечивает руководство республики индульгенцией на снятие любых грехов.

Кстати, коль заговорили про араба, надо полагать, мультимиллионера, раз он шейх. Вспомним религиозный сказ о том, как люди в другой жизни преодолевают огненную гиену по мосту, что тоньше волоса и острее кинжала. Оказывается, кто совершал жертвоприношение, скажем, зарезал барана в дни Курбам-байрам, преодолевает бездну на этом животном. И вот на базе этого мифа вырисовывается другая картина о том, как наши счастливцы попадают под праздничную нишу в этой жизни…
И мне думается, не далек тот день, когда приведут герб Татарстана в соответствии с реальностью, ибо любовь татарстанцев к такому животному как барс на воде вилами написана, а отречься от слабости к свиньям вряд ли удастся. И что же я бы придумал, если бы наняли меня адвокатом по поводу ошеломляющих успехов в свиноводстве на земле Татарстана? Я бы припомнил ядерную аварию в Челябинской области, где пострадали жители татарских деревень. Я бы вспомнил судьбы татарских деревень Оренбургской области, расположенных вокруг Тоцкого полигона, где прошло ядерное испытание. А потом сделал бы вывод  о том, что мудрый Шаймиев М. Ш. во избежание подобных бед для татарских деревень Татарстана, сделал ход конем, соорудил вот такой вал, щит так сказать. Да и народ, который сдружился со свиньями  и водкой, и копошится под сенью закона №309, приняв во благо подмены трели соловьев на миллионный поросячий визг, тревожить-то зачем?..

При такой переоценке переориентировании ценностей, принятый Госдумой РФ закон №309, который многие ошибочно посчитали за смертный приговор языкам нерусских народов, на самом деле является приведением в соответствие языка с любимой деятельностью народа. Мне кажется, и мечети в татарских селах устали ждать своего часа подобной метаморфозы, ибо заниматься свиноводством и в то же время молиться Аллаху, как бы ни утешал мусульманин, хаджи, депутат Госдумы РФ Ф.С. Сибгатуллин, со ссылкой на своего друга араба-шейха, не стыкуется с логикой и какой угодно моралью.

Язык человеку нужен для выражения  мысли. Но, если благодаря деятельности мудрейшего и толерантнейшего и его команды на выборах сельчане участвуют в количестве 99,97% и голосуют как надо, мне думается, преподавание каких угодно языков можно вообще отменить. Ведь не зря же к нам приезжают изучать опыт даже из-за океана.  Это же надо, чтобы народ, имеющий совершеннейший язык, великую культуру, литературу превратить в состояние живого трупа, без лишнего шума и пыли?!!! Наше духовенство во главе с муфтиятом, демонстрирующее молчание ягнят, возможно, ждет специального знака, чтобы вывернуть свои чапаны, как истые фокусники, наизнанку, для превращения их в рясы…
       


Постоянный адрес статьи: http://www.epochtimes.ru/content/view/35022/9/