Рустем Зарипов - публицист, автор стихов, рассказов, популярных песен (слова и музыка)

воскресенье, 5 августа 2012 г.


“Лыко и мочало, давай начнем сначала”…

Читая пространные статьи профессора А. Агафонова в ипостаси публициста-обличителя, не сложно угадать, каким руководящим указаниям он следует.
Последний опус профессора называется «Вынужденный разговор». Разговор состоялся со мной, для кого вынужденный, автор в своей статье не уточнил, очевидно, имел в виду себя, любимого. Он, узнав мой телефон в Союзе писателей РТ, позвонил домой, там гости дали номер телефона жены, так как я и она были на работе. Жена сообщила ему мой номер, и когда из соседнего кабинета сказали, что ищет меня какой-то профессор, я уже имел удовольствие вести с ним беседу. Звонивший вежливо представился профессором Агафоновым.
Добрый такой, очень приветливый и ласковый. Еле сдержался, чтобы не расхохотаться от такой наглости. Даже трудно было поверить, что человек, который в своих опусах исступленно обращался ко мне с высоты собственного самомнения, кроя словами типа “…Вы, эфенди и вам подобные приверженцы…” оказался милейшим собеседником. Какой никакой, а разговор вышел не казенный, а задушевный. Из напечатанного в газете диалога, который он по-шпионски записывал, не предупредив меня об этом, свою часть слегка «приукрасил», и получилось, будто он учинял мне допрос чуть ли не с пристрастием. Не было менторского тона с его стороны. Я даже позабыл, что со мной разговаривает автор статей, который из моего прочтения классиков русской и зарубежной литературы на фоне закона 309 упорно шил и шил уголовное дело в соответствии со ставшими популярными ныне статьями УК РФ. «Вынужденный разговор» - это уже третья попытка. И как прикажете понимать эти заходы кругами, сей дежавю в «ЗП»? Списать на старческий склероз со ссылкой на мухаметдиновское объяснение: “Седой висок, кругом песок”? А может, это все-таки доносы во втором и третьем дыхании, заявы с расчетом на то, что авось в новом году политический климат переменится, и прокуратура, до сих пор успешно отражавшая опубликованные открытые и скрытые доносы на страницах «ЗП», вдруг честь свою уронит?
На одни и те же обвинения А. Агафонова я уже отвечал статьей «Еще не вечер» (N48, 18 - 24 декабря 2008 г.), где излагал следующее: «А итоговой статьей «Людоед, осьминог и глухонемой» путем умелого конструирования цитат из моей статьи «Хотим как лучше» (23 - 30.10. 2008 г.), кажется, ему (А. Агафонову. - Р.З.) удалось соорудить обвинительное заключение в соответствии со статьями УК РФ… за изложение личных ощущений, или, выражаясь новоязом Оруэлла, за «мыслепреступление» по поводу уникальных по своей «уважительности» к нерусским народам законов.
При телефонной беседе с А. Агафоновым на его вопрос о моей родословной (у него с этим также не хило) я повторил ему только то, о чем уже признавался в статье «Еще не вечер…», где упомянул о дяде моего деда Юсуфе Ракове, который был советником губернатора, и деде, имевшем сословное личное оружие.
Профессор печется, чтобы все подданные инородцы России любили Россию и русский народ, такая навязчивая идея его одолевает. Я как сын врача-психиатра, конечно же, поспешил успокоить его, что люблю русских (на всех меня, конечно, не хватит) и Россию тоже. И вправду, есть у меня закадычные друзья среди русских, на которых всегда могу положиться в трудную минуту, и они на меня на все сто в любое время года и суток. Муж родственницы моей жены Саша, отлично владевший татарским языком (фермер), каждый год в честь нашего приезда устраивал праздник (в прошлом году его не стало, пусть земля ему будет пухом): его друг-татарин из соседней татарской деревни по всем правилам «халяль» резал самого крупного барана из его стада. Мои и его дети ладят между собой, как и полагается родственникам. Мой ближайший сосед - русский, с которым свободно разговариваем по-татарски. Чуть поодаль живут два татарина, вернувшиеся из Средней Азии. Вот с ними приходится общаться на русском языке. Так что «все смешалось в доме Облонских…”
А все-таки за что любить Россию? За то, что это территория родины моих предков, именовавшаяся Золотой Ордой? Профессору такая трактовка не понравилась бы, и я сослался на великую русскую литературу… вспомнив в душе рассказ Чехова «В ссылке», где Антон Павлович симпатизирует ссыльному татарину, рассказ Куприна «Допрос», где автор на стороне бедного татарина-солдата, которого бьют, рассказ Булгакова «Ханский огонь», где есть добрые слова про славное прошлое нашего народа, рассказ Л.Н. Толстого «После бала», который описывает, как под командованием русского офицера – держиморды-садиста спину татарина-солдата превращают в кровавое месиво… А еще я благодарен русской литературе за то, что образы, созданные Н.В. Гоголем («Мертвые души»), Ф.М. Достоевским («Братья Карамазовы», «Преступление и наказание», «Бесы»), Салтыковым-Щедриным («Господа ташкентцы»), Л.Н. Толстым («Анна Каренина»), Гончаровым («Обломов») как в зеркале отражают «загадочную» русскую душу. И утонченных и утолщенных героев этих гениальных произведений объединяет одно, пренебрежение или вовсе отказ от созидательного труда, тунеядство, болтовня и знаменитая русская тройка: «должны», «положено», «обязаны» в одной упряжке, на которой все они несутся в бездну под названием Октябрьская революция с ее гражданской войной, Голодомором, ГУЛАГом и т.д. и т.п.
А. Агафонов мое заявление принял с удовлетворением, ибо, по нему, каждый инородец обязан любить Россию и русских изначально. Но мне это мало поможет, профессор все равно попытается примерно отхлестать по первое число, так как он представлял себя на белом коне и с шашкой в руке среди разъяренных пеших националистов, вооруженных лопатами, а я увидел в нем забавного затейника, развлекающего почтенную публику - подписчиков «ЗП» от имени русских и России и угораздило упомянуть об этом в статье «Если такая, то премию Тукая»…
Общеизвестно, в Европе права малых народов, их языки, культура надежно защищены. Но они свободные цивилизованные страны. А как дела с этим в Китае, который на счету у Запада как тоталитарное государство? Проживают там уйгуры, родственный нам тюркский, малый, по китайским меркам, народ. Весь мир, в том числе сами уйгуры считают, что китайцы ущемляют их права. А у них чисто национальная система образования, письменность своя, их алфавит оставили в покое, 10 государственных телеканалов из 50 вещают на уйгурском языке, имеют киностудию, где выпускаются самые разные уйгурские фильмы в большом количестве. Нам бы такие ущемления… Уйгуры предъявляют претензии к своей родине и мировой общественности, а нам предписывают «любовь к Родине», которая определила нас в потомки людоедов… Интересно, откуда они это взяли? Листаю книгу «Армяне» английского автора Дэвида Лэнга, изданную в 2005 году ЗАО «Центрполиграф» г. Москвы, где изложено следующее: Одним из главных источников наших сведений о монгольском нашествии XIII века армянский летописец Григорий из Акнера создал обстоятельный труд «История нации лучников». Григорий живо передает ужас, внушаемый татаро-монгольскими ордами. Он был подобен страху, который испытывали перед тюрками-сельджуками.
«Итак, теперь мы расскажем о том, на кого были похожи эти первые татары, потому что первые, явившиеся в верхнюю страну, не были похожи на людей. Они имели неописуемо жуткий вид: у них были огромные головы, как у буйвола, узкие глаза, как у птенцов, вздернутый приплюснутый нос, как у кошки, выдвинутая челюсть, как у пса, узкие чресла, как у муравья, ноги короткие, как у свиньи, и от природы совершенно не было бороды. При львиной силе они имели пронзительные, как у орла, голоса. Они появлялись, когда их меньше всего ждали. Их женщины носили красивые шапки, повязанные поверх шалями из парчи. Их широкие лица были обмазаны ядовитой смесью смол. Смерть не являлась среди них, так как жили они по триста лет…»
В книге «Варвары» авторов Терри Джонса и Алана Эрейра, перевод с английского Виктора Шарапова (Москва, 2007, ООО «Издательство Столица-принт»), со ссылкой на цит. Публия Фабия Сципиона «Кем были гунны и как они нанесли такой удар по Европе?» говорится следующее:
«…И легкомысленный Запад не познал бы кошмара встречи с людьми, которые «жарили беременных женщин, вырезали зародыш, клали его в блюдо, наливали воды и окунали свое оружие в это варево. Они ели мясо детей и пили кровь женщин». Авторы добавляют от себя:
«…На самом деле гунны, конечно, не делали таких вещей, но рассказ демонстрирует, какой страх вызывали эти люди».
Образ врага в представлении потерпевшей стороны всегда искажен. В фашистской Германии по заказу служб пропаганды рисовали плакаты, где советских солдат изображали не краше, чем описывал врагов своего народа своего времени армянин Григорий. А в Первой мировой войне англичане называли немцев гуннами и изображали также нелюдями. И в советских фильмах первых лет Второй мировой войны немцы представлены идиотами. И «поумнели» они не скоро. Такое допускается в военное время. Но наши доблестные академики, авторы учебника «История Отечества» для 6 класса, в духе военной поры в учебнике для детей наших предков выставили людоедами, а нас - ублюдками нелюдей, это в мирное время, в период надежд на демократизацию страны. Миру известно, как выглядят на самом деле татары, знают некоторых наших представителей, таких как Рудольф Нуриев, Роальд Сагдеев, Марат Сафин, Алсу, Чулпан Хаматова, Марат Башаров, Алина Кабаева и.т.д.
Доказать, что сей труд является подстрекательством на преступления против как отдельного народа в целом, так и отдельных его представителей, в частности на терроризацию детей школьного возраста со стороны сверстников не татар, не удалось. И что ждет нас завтра со стороны государства, его инстанций, юридических и физических лиц после такого идеологического обеспечения? Депортация? Повтор трагедий татарских сел вокруг атомной станции «Маяк», Тоцкого полигона в более широком плане? Притеснения на каждом шагу? Кстати, мне до сих пор не дает покоя аббревиатура татарского общественного центра ТОЦ: кто подсказал такое? Ведь, как говорится, как назовешь корабль, так он и поплывет… То, что государство Россия через школьные учебники нас, татар, определяет в потомки ублюдков, а его судебная инстанция подтверждает такую ахинею, по мнению профессора, является недостаточным основанием неприязни к России для тех, кто зачислен в граждане в таком качестве… Но возьмите любые русские газеты любой политической ориентации и увидите их единство в одном: в особом отношении к татарскому народу во все времена. Одни пишут: фашистские орды, другие - коммунистические орды, третьи - бюрократические орды и т.д. А помните песню военной поры, которая была сочинена по заказу Сталина то ли в феврале, то ли в марте 1941 года:
«Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой;
С фашистской силой темную, проклятою ордой…»
Как же назвать подобное ультимативное требование любить при таких делах? Что означают публикации А. Агафонова и похожие на его опусы статьи, заявления других его соратников, промелькнувшие и на страницах «ЗП» как общественное явление? Эмоциональный профессор горазд на применение разных оскорбительных эпитетов, кликух в адрес своих оппонентов. Не боится ли он, что однажды добьется появления термина про агонию империи с добавлением некоторых букв из его фамилии, или чего-то еще в таком роде в порядке увековечения его фамилии, скажем, в качестве единицы измерения ненависти к тем, кто выступает за сохранение родного языка в рамках Конституции РФ? Профессор А. Агафонов шьет мне дело за то, что якобы я выступаю за вычленение Республики Татарстан из состава России. Мне как и многим татарам этого мало. Я выступаю за восстановление наших национальных прав на всей территории родины своих предков, то есть Золотой Орды, и голосовал на референдуме за сохранение СССР с тем расчетом.
Этот распад разделил не только русских, но и татар. Кстати, Золотой Ордой нарекли нашу историческую родину в силу ли восхищения или тонкого подхалимажа русские. Для других это страна называлась «Джучи улусы», а для европейцев - Татария. На обложке книги постоянного автора «ЗП» Лукмана Закирова «Гнездо кукушки» напечатана карта 1525 года, где все земли нынешней России, кроме маленькой территории, означенной гнездом кукушки, названы Татарией. Мечтаю об установлении подлинной демократии на данной территории, что могло бы снять многие проблемы, скажем, такие как запрет на удобную письменность, запрет на родные языки (такого позорного явления, как запрет на языки, в условиях «ига» не было), а также яростного насаждения свиноводства на территории (в Татарстане, по данным ИА Татар-информ, их насчитывается на сегодня 737000 голов, до конца года задача поставлена довести до 1000000 голов), где компактно проживают мусульмане и т.д. Мечтаю, чтобы был общероссийский телевизионный и радиоканал, вещающий на татарском языке, но не на базе ТНВ. Что такое ТНВ, я не понимаю, ибо там даже сериалы, идущие на татарском языке, близко не относятся к смысловому пространству ни татар, исповедующих ислам, ни кряшен, исповедующих православие, там только про житье-бытье народов, находящихся в лоне католицизма.
В этих передачах нет места татарским смыслам, каким переполнена, скажем, газета «ЗП». Мечтаю о лучшем репертуаре Театра имени Камала. Ведь там, хотя и чудом пробившись, режиссер Дамир Сиразиев поставил однажды спектакль «Ахырзаман» по мотивам романа Чингиза Айтматова «И дольше века длится день». Там шли произведения Гаяза Исхаки «Зулейха», а также «Жан Баевич», поставленные также очень талантливым режиссером, сыном Наки-аги Исанбета Празатом Исанбетом. Ведь образ «Жан Баевича» один к одному отражает наш сегодняшний Татарстан с его мисс-конкурсами, спортивными победами, в состав команд которых, кажется, татарам из Татарстана вход заказан, как был запрещен вход собакам и татарам в некоторые парки г. Казани до революции, а также с его феноменальными успехами развития в татарских деревнях свиноводства…
Профессор наскреб по сусекам своего интеллекта некий образ, с каким носился на страницах «ЗП» весь прошлый год. Татарстан является, по его заявлению, средостением России. Этот специфический термин означает место в средней части грудной полости, где находятся сердце, трахея, пищевод, нервные стволы… И предпоследнюю свою довольно-таки сумбурную, на мой взгляд, статью «Оставим неприязнь в прошлом году», где он пытался зачислить меня в изгои, он заново заканчивает словами «Татарстан - средостение России, и в этом суть дела!». Допустим, я приму такую логику. Но если оккупированные территории объявить органами, то после обретения свободы Польшей и Финляндией Россия стала инвалидом. После развала СССР - калекой! Если Северный Кавказ обретет свободу, то что? Россия станет евнухом или скопцом? А без Татарстана России полный кердык, это мы уже поняли.
Профессор назвал одну свою статью «Оставим неприязнь в ушедшем году», но сам же эту неприязнь со всеми потрохами затащил в год новый. С целью унизить гражданку РФ Фаузию-ханым Байрамову он обзывает ее то воинствующей бабулькой, то мадам! Но вдали от гильотины, как писал Юлиус Фучик, такая храбрость только смешна. А вот храбрость Фаузии-ханум вызывает у кого ненависть, а у кого и уважение. Позвольте заметить, что в ненависти присутствует элемент уважения. И меня профессор не жалует, нарекая кликухой «литератор из Шемордан». Позволю заметить, что я нигде не представлялся литератором, ибо литература для меня всего лишь хобби, а работаю я в народном хозяйстве. И как это все знакомо… Известный журналист Искандер Сирази в газете «Ватаным Татарстан» в своей статье «Зажги свечу» с той же целью, то есть чтобы выставить меня изгоем, как и А. Агафонов, но только с другого боку, уже запускал свое предположение о том, что я был в рядах душителей национального движения. Ему вторил в той же газете журналист Рафик Шарафиев. А всего набралось пять авторов, недовольных мною. Газета «Ватаным Татарстан» отказала в возможности ответить по существу своим обличителям. Слава Аллаху, есть «ЗП», что опубликовала мою статью «Сломанные часы» (23 - 29 августа 2007 г.), предоставив шанс поставить на место любителей кидаться сворой на одного.
И вот нежданно-негаданно профессор А. Агафонов выводит меня на авансцену национально-освободительного движения в одном ряду с ее лидером. Он действует как герой из рассказа М. Твена «Как я редактировал сельскохозяйственную газету». Герой Твена знает хорошо про тыкву и каждый раз при описании любой сельскохозяйственной культуры находит что-то общее в ней с тыквой и дальше строчит про тыкву. И профессор любого своего оппонента относит в стан Фаузии-ханым Байрамовой, а дальше начинается его старая песня «о главном». Спасибо, конечно, ему, всем дает по серьгам, кого в красавицы определяеТ, кого в герои…
У шовинизма, олицетворения гордыни вселенского масштаба, что, кстати, является смертным грехом и, надо полагать, соответствующего размера, много имен, должностей, титулов. Злословия, проклятия, ругань тех, кому все время за державу обидно - это лучшая аттестация на честность инородца перед собственным народом, на голову которого льют они ушаты грязи, извлекаемые из собственных черных сердец и хлюпающих черной отравой шовинизма мозгов.
Р. ЗАРИПОВ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий